Марьяна Скуратовская
историк моды

«Война и мир»: Ростовы на балу. Часть 1

Зеркала по лестнице отражали дам в белых, голубых, розовых платьях, с бриллиантами и жемчугами на открытых руках и шеях.

Можно не быть поклонником творчества Льва Николаевича Толстого, можно не любить «Войну и мир», но остаться равнодушным к описанию первого бала Наташи вряд ли возможно! Радость предвкушения и радость свершившегося читатель переживает вместе с героиней, даже если сам на балу никогда не бывал.
      Однако прежде, чем попасть вместе с Ростовыми в бальный зал, нужно как следует подготовиться. Герои (главным образом, героини) одеваются, пудрятся, прихорашиваются, словом, готовятся предстать во всём блеске. Итак, в чём же Наташа с матерью и Соня будут на балу?
      «На графине должно было быть маска, бархатное платье, на них двух белые дымковые на розовых шёлковых чехлах, с розанами в корсаже».

      Начнём с силуэта. В конце XVIIIвека уходят в прошлое сложные объёмные наряды, плотные ткани, жёсткие корсеты и поддерживающие широкие юбки фижмы. Их сменяют лёгкие платья с завышенной линией талии, которая слегка колебалась, но в целом почти два десятка лет будет оставаться очень высоко, под грудью. От коротенького корсажа ниспадали длинные, но при этом не пышные юбки. Узкий силуэт, светлые тонкие ткани, много белого, обнажённые руки – всё это будет напоминать об античности. Правда, постепенно дамы начнут возвращаться к более тяжёлым тканям и сложному крою, всё дальше отходя от неоклассицизма, но во времена действия романа наряды всё ещё относительно просты и легки. Так что бальные платья графини и её подопечных именно таковы – глубокие декольте, коротенькие рукава, очень завышенная талия.
      Заметим, именно в ту эпоху платья в дамском гардеробе начинают делиться уже не просто, к примеру, на повседневные и нарядные – нет, возникает куда более сложная классификация.
      Утренние домашние платья, платья для прогулок, платья дли визитов, вечерние и бальные…
      Именно последние бывали декольтированными и с короткими рукавами, остальные же в этом отношении были куда более скромными, закрывая руки и грудь. В ход шли и рубашечки, которые надевали под платья, и специальные вставки, прикрывавшие вырез, газовые и кружевные косынки, воротники и прочее, или же сами платья шили с длинными рукавами и без декольте. Словом, неудивительно, что в своём первом «взрослом» бальном платье Наташа почувствует себя неуютно: «В сравнении с плечами Элен, ее плечи были худы, грудь неопределенна, руки тонки; но на Элен был уже как будто лак от всех тысяч взглядов, скользивших по её телу, а Наташа казалась девочкой, которую в первый раз оголили, и которой бы очень стыдно это было, ежели бы её не уверили, что это так необходимо надо». Заметим, если только хозяйка платья не была дамой полусвета и не хотела эпатировать публику, платье «оголяло» не так уж много, но ощущение в первый раз открытых всем взорам рук, шеи и части груди должно было быть очень острым, особенно для юной девочки. А бельё? В ту пору дамы на короткое время освободились от корсетов. Вернее будет сказать, от корсетов жёстких, туго стягивавших тело. Кое-кто обходился без корсетов вовсе, кое-кто носил совсем короткие (как лифы платьев) корсетики, которые поддерживали грудь и, по сути, играли роль современных бюстгальтеров; а кое-кто носил корсеты, наоборот, длинные, до середины бёдер, но не жёсткие, как прежние, а относительно мягкие, проложенные, к примеру, плотным шнуром – в конце концов, не все обладали тоненькими стройными фигурами, какие были тогда в моде, и в таком корсете дама чувствовала себя более собранной и подтянутой. Можно предположить, что Соня и Наташа, молоденькие худые девочки, обошлись без корсетов, и на них под платьем были только тоненькие сорочки, а вот графиня Ростова, возможно, и надела корсет.
      Сорочки! Вне зависимости от того, в корсете была дама или без него, первым делом надевали сорочку. Ниже колен, с глубоким вырезом и короткими рукавами – такие рубашечки были весьма простого кроя и в ту эпоху не особо отделывались кружевами и бантиками, как позднее. Ведь их нужно было как следует отстирывать и отбеливать, и обращались прачки с ними весьма безжалостно.

      Поверх сорочки дамы иногда надевали нижнюю юбку, вернее, не столько юбку, сколько нижнее платье – там могли быть и бретельки, которые удерживали её на плечах, и даже лиф. Несмотря на то, что её надевали под платье, она играла роль не столько белья, сколько дополнительного слоя одежды – если дама приподнимала платье, то показать сорочку было бы крайне неприлично, а вот нижнюю юбку – вполне. Нередко, правда, этой деталью туалета пренебрегали, и моралисты строго корили женщин, чьи лёгкие одежды уж слишком подчёркивали то, что под ними. «Окончив причёску, Наташа в коротенькой юбке, из-под которой виднелись бальные башмачки, и в материнской кофточке, подбежала к Соне, осмотрела её и потом побежала к матери». Возможно, на Наташе надета как раз такая юбка.